Связаться с нами

pic

Погоня за счастьем. Часть III

 

Первую и вторую часть интервью можно прочитать здесь:

Погоня за счастьем. Часть I  и  Погоня за счастьем. Часть II

 

— Тогда скажи, пожалуйста, можно ли делиться счастьем?

 

— Давай уточним, что ты имеешь в виду, говоря «делиться счастьем». В самом простом виде — можно ли поделиться своим переживанием. Да, можно. Но большинство людей не умеют этого делать так, чтобы их переживание было доступно другим людям.

 

— Почему?

 

— Потому что это на самом деле навык. Есть люди, которые умеют это делать, это, как правило, известные писатели или гуманитарные мыслители. Просто какая-нибудь фотография в «Инстаграме» — это не «поделиться счастьем». Я не знаю, есть ли статистика относительно того, какого рода переживания это рождает в людях, которые наблюдают за «демонстрацией счастья» в соцсетях, но не уверен, что счастья в их жизни прибавляется.

 

— А интересно было бы узнать. Скорее, зависть вызывает.

 

— Может, и так. Но ставим ли мы действительно себе целью поделиться переживанием счастья с другими? Может быть, мы пытаемся поделиться счастьем так, чтобы у нас самих было «больше счастья», что-то вроде «посмотри, какой я молодец!»

 

— Но это совсем не то

 

— Конечно. Но я бы посмотрел на это всё вообще за рамками того или другого переживания. Если счастье ограничено тем, что я чувствую и как себя ощущаю, — мы уже проиграли. Для того чтобы быть способным делиться счастьем именно как счастьем, а не тем или другим приятным переживанием, необходимо самому находиться в источнике счастья, «владеть» счастьем, а не принимать приятные ощущения за счастье, болтаясь на качелях своих внутренних состояний — чувств и эмоций. А когда сам овладел этим всем хоть в какой-то мере, сделать это доступным другому человеку — это отдельная задача. Это всё требует фокуса, это требует внимания, это точно очень непросто сделать.

 

— Не представляю даже как. Это уже похоже на магию!

 

— В каком-то виде… Но учитывая то, что вся жизнь — магия, может быть, в этом нет ничего странного. На самом деле делать счастье доступным другим — это работа над собой, которая начинается с прояснения того, что ты не можешь вообще быть по-настоящему счастлив в одиночку. Более того, ты и человеком не можешь быть в одиночку. Невозможно быть человеком в белой комнате без окон: ты превращаешься в цветок. Где вообще тебе есть место БЫТЬ, кроме как в восприятии других людей?

 

— Философия началась.

 

— У тебя есть возможность самоосознания, и поэтому в каком-то виде ты можешь осознавать свои собственные ощущения и восприятия. Но это очень суженная возможность, когда у тебя одновременно с этим еще есть возможность быть в восприятии миллиона людей.

 

— Сложная теория.

 

— Давай так: чем для большего количества людей твое существование является значимым, тем больше ты существуешь как человек. Чем большее количество сердец ты смог затронуть своей работой и своей жизнью, тем больше, так сказать, человеком ты являешься. Причем — обрати внимание — я не имею в виду какую-то погоню за масштабностью. Каждый из нас встречается с массой людей каждый день. Что, если смотреть на каждого человека, с которым тебя сталкивает жизнь, как на возможность БЫТЬ определенным образом?

 

— Уже яснее.

 

— И очень важный момент. Я никогда не говорю про теории. Я всегда говорю про взгляды. Говорю о том, как и на что имеет смысл посмотреть. Как говорится, теория и практика похожи только в теории. А то, о чем говорю я… в этом нет никакой «теории».

 

— Ок, Сиддхартха…

 

— Но ведь можно же сказать, что я в каком-то виде затронул твою жизнь? Сейчас ты напишешь текст, который может затронуть сердца некоторого количества человек. Можно ли сказать, что значимость моего и твоего присутствия на земле соотносится с количеством сердец, которые мы затронули? Можно. И это не теория, это просто способ говорить об этих вещах, о которых на самом деле вообще ничего определенного сказать нельзя.

 

— Истинно.

 

— Нет. В моей работе нигде не присутствует никакая истина. Я слово «истина» не говорю, потому что никто не знает, где какая истина. Я могу попытаться сказать что-то, о чем вообще ничего определенного сказать нельзя, но сказать это таким образом, чтобы там, где находишься ты, появилось больше свободы, радости и самовыражения. Вот про это моя работа, а не про то, чтобы транслировать истины.

 

— И последнее. Какой главный вопрос нужно задать себе для того, чтобы понять, что ты счастлив? Есть он или нет?

 

— Я вижу два возможных способа посмотреть на это. Первый — совсем простой: спросить тебя, счастлив ли ты или несчастлив. Лучший способ узнать о том, как себя ощущает человек, — это спросить его. Но для большинства людей этот вопрос будет тривиальным, потому что они начнут тебе рассказывать о своих внутренних ощущениях — переживаниях, настроениях и мыслях, и ты узнаешь какую-то версию их отчета о химическом составе их мозга и истории их родословной, потому что это основные вещи, влияющие на их внутренние переживания.

 

— Да, то же самое и про себя можно сказать, потому что мой вопрос звучал именно так: «Какой вопрос нужно задать СЕБЕ?»

 

— Да, если для тебя вопрос счастья существует как содержание твоих внутренних переживаний, то всё, что ты услышишь от себя, будет какой-то версией отчета о том, что с тобой происходит внутренне. Но есть другой способ посмотреть на эту тему, который мне кажется более интересным. Он состоит из двух вопросов. Первый вопрос: для чего ты живешь и работаешь?

 

— Если у меня есть ответ, то я счастлив?

 

— Если у тебя есть ответ на вопрос «Для чего ты живешь и работаешь?» — что для тебя настолько важно, что ты готов отдать этому свою жизнь, — это первый шаг по направлению к тому, чтобы быть счастливым. Это, кстати, имеет отношение к тому, что ты привносишь в мир и даешь людям вокруг себя. Тут надо отметить: фальшивые ответы не подойдут. Ты не можешь сказать: «Ааа, я сделаю то, что мне «хочется иметь» ответом на этот вопрос». Ответ должен отражать то, что именно тебе по-настоящему важно создать в мире. Это исследование гораздо глубже и серьезнее, чем то, к чему мы все привыкли на сегодняшний день. Но без такого исследования не совсем понятно, как быть человеком, не говоря уже о счастье.

 

— А это самое важное — оно навсегда? Или может трансформироваться в течение жизни? А если это может трансформироваться, то действительно ли это важно?

 

— Хорошие вопросы. Они показывают, что ты думаешь об этой теме — ответе на вопрос, чему я посвящаю свою жизнь, как о некоей «объективной» истине. Но его не существует в таком виде, это личный выбор человека. И в течение жизни то, как человек видит это и говорит об этом, может меняться. Я не думаю, что имеет смысл беспокоиться о том, изменилось ли то, что мне важно «само по себе», или то, как я это вижу и говорю об этом сегодня. Важно, что это живой, настоящий, актуальный для человека ответ. И актуальность этого ответа не в его объективной истинности или незыблемости, а в соединенности человека с этим ответом — в том, насколько он живет в соответствии со своим ответом. Жизнь — это, если хочешь, постоянный процесс трансформации, и то, что мы застряли в попытке объективировать субъективное переживание, стоит нам самой жизни. Нам надо отказаться от этого. Да, держаться за догмы и пытаться спрятаться за правду в таких вопросах «безопаснее», чем жить от момента к моменту с вопросом, всматриваться в жизнь и в свои переживания с готовностью всё отбросить и начать заново в любой момент. Но именно последнее делает жизнь жизнью.

 

— А второй вопрос?

 

— Второй вопрос: действуешь ли ты каждый день в своих обстоятельствах в соответствии с твоим ответом? Потому что если у тебя есть ответ, но он — теоретическая фантазия, а по факту ты в своих обстоятельствах действуешь по-другому и мечтаешь о том, когда у тебя появятся другие обстоятельства, в которых ты можешь начать жить в соответствии с тем, что тебе по-настоящему важно, то это всё пустое.

 

— То есть всего два вопроса для осознания счастья?

 

— Да. Я бы сказал, для создания, а не для осознания. Если тебя интересует счастье, тебе с этими двумя вопросами нужно разобраться: чему ты выбираешь посвятить свою жизнь и работу, и убедиться, что ты каждый день в своих обстоятельствах, в которых находишься, проживаешь свою жизнь в соответствии с этим.

 

Если вот этих двух составляющих нет, я говорю: «Не будет у тебя доступа к счастью, даже если время от времени тебе подфартит, что-то хорошее с тобой произойдет или ты почувствуешь себя здорово и т. п. Это всё временно, и это всё выветрится, и останется пустота, пока эти два аспекта не раскрыты».

 

Но если начнешь работать над этими вопросами — по-настоящему углубляясь в них, понимая, что тут нет «правильных» ответов и что у тебя, как у ЧЕЛОВЕКА, есть право выбрать свои ответы и идущая вместе с этим правом ответственность за то, какую жизнь ты проживешь, — если займешься этим и посвятишь этому исследованию свою жизнь (а ничего меньшего сделать относительно таких вопросов невозможно), жизнь совершенно другого качества и результаты иного уровня не заставят себя долго ждать.

Поделитесь в соцсетях

Подписаться на рассылку

Другие материалыВсе материалы