Связаться с нами

pic

Новая парадигма результативности

«Тот, кто не может изменить саму ткань своих мыслей, никогда не будет способен изменить реальность».
— Анвар Садат
 

Уникальность нашего времени заключается во всеобъемлющей доступности знаний, накопленных человечеством за всю историю своего существования. Технологии, скорость и масштаб изменений вокруг создают невиданную ранее интенсивность эволюционного процесса. Вместе с этим глобальным изменениям подвергаются подход к результативности и парадигма, в рамках которой мы ее рассматриваем.

 

Превалирующая сегодня парадигма, основанная на индустриальном или рациональном взгляде на мир, логична по своей сути, имеет стройную систему объяснения причин и следствий, но является лишь концептуальным приближением жизни, проживаемой людьми, и тем самым ограничивает то, что возможно.

 

Новая постиндустриальная парадигма, плавно перетекающая в интегральную, меняет смыслы, которыми люди наделяют реальность. Внутри неё каждый отдельно взятый человек может иначе рассматривать себя, социум и в итоге действовать по-другому.

 

Вряд ли мы сможем в рамках одной статьи даже коснуться всех граней смены парадигм – технологической, социологической, культурологической и т.д. В фокусе нашего внимания будет находиться только вопрос результативности отдельного человека. Это ключевые факторы, влияющие на то, как он видит доступные для себя результаты, какие действия предпринимает для их реализации, мотивы и убеждения, формирующие всё это. Кроме того, мы постараемся обозначить основные характеристики и ограничения существующей парадигмы и указать на возможности, которые открываются новой.

 

Традиционно работа с результативностью предполагает описание инструментария и перечень конкретных действий. Люди хотят получать максимально чёткие и лаконичные инструкции, следовать им и приближать таким образом желаемый или прогнозируемый результат. Это естественный подход в рациональной индустриальной парадигме. Мы предлагаем поднять нашу беседу на более абстрактный уровень — обсудить те возможности, которые открываются при пересмотре фундаментальных смыслов и убеждений, лежащих в основе парадигмы. Абстрактный разговор гораздо сложнее для восприятия, но в итоге пересмотр парадигмы имеет несравнимо более значимое влияние на результат, чем любые улучшения внутри существующей парадигмы.

 

Итак, новая парадигма: индивидуальный аспект.

 

О парадигме

 

Паради́гма (от греч. παράδειγμα, «пример, модель, образец») — совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, принимаемая и разделяемая научным сообществом и объединяющая большинство его членов. Обеспечивает преемственность развития науки и научного творчества (Википедия).

 

Парадигма имеет фундаментальное, основополагающее влияние, определяет саму реальность в том виде, в котором она для нас существует, проблемы и решения, которые мы рассматриваем как возможные. Парадигма является контекстом, в котором все проявляется. Её можно сравнить с очками или с когнитивными линзами, окрашивающими и формирующими то, как мы видим мир вокруг, других людей и себя в нем.

 

Парадигма находится за рамками содержания жизни. Люди, как правило, не рассматривают ее (парадигму), потому что всецело увлечены только тем, что находится внутри жизни — ee содержанием (собой, другими людьми, объектами физическими и ментальными, ситуациями, действиями, переживаниями, конкретными фактическими результатами).

 

По отношению к контенту (содержанию) жизни парадигма, в которой мы рассматриваем жизнь, контекстна и не проявлена. Разговор о парадигме непривычен в силу своей контекстности. У нас нет языка, умения и инструментов для ведения такого контекстного разговора о парадигме, в которой для нас существует реальность. Видимая сложность дискурса следует из отсутствия навыка нахождения в нем. Однако именно работа с парадигмой предоставляет возможность трансформировать то, как мы видим реальность, осмысливаем ее и действуем в ней.

 

Уточним, что под результативностью мы подразумеваем как фактические результаты (то или иное состояние объективной реальности — предметную деятельность или финансовые результаты проекта, создание семьи и т.д.), так и ощущения человека от проживания жизни (его субъективное заявление о качестве проживаемого им опыта во всем спектре — от «безысходности» до «счастья»).

 

Начнем с более пристального рассмотрения существующей парадигмы. Наиболее известные для нас имена, связанные с её формированием — Рене Декарт и Исаак Ньютон. Смысл, которым мы наделяем известное высказывание первого: «Я мыслю — значит, я существую» очень точно передаёт смещение акцента в сознании людей на рациональную составляющую.

 

Большинство разработок последних трех столетий в науке, производстве, психологии и т.д. были направлены на создание максимально объективной карты реальности, которая при этом всегда оставляла картографа за своими пределами. В основе индустриальной парадигмы лежит механистическая вселенная Ньютона, и предполагается существование некого наблюдателя. Это усредненный индивидуум, который смотрит на объективную реальность и действует в ней в соответствии с выбранными интересами.

Вот некоторые из характеристик привычной сегодня парадигмы:

 

  • Мир = мир объектов. Карта реальности (ее репрезентация), если она достаточно точна, равнозначна самой реальности.
  • Человек = объект. Человек, будучи при этом субъектом, остаётся объектом среди других объектов и рассматривается как «усредненный биохимический робот», внутреннее состояние которого обусловлено окружающими обстоятельствами.
  • Счастье (как и любое другое состояние человека) = некоторый набор ощущений. Счастье подменяется репрезентацией счастья, возникающей при определённых обстоятельствах, и это обусловлено объективной реальностью вокруг человека.
  • Существует определенный набор действий (рецепт), приводящий человека к созданию нужных обстоятельств, в которых он почувствует себя тем или другим образом. Связь между обстоятельствами и ощущением причинно-следственная.
  • Результат = выгода для ограниченного круга лиц (часто для одного человека), за счёт другого круга лиц.
  • Значимость результата заменяется его масштабностью. Результат носит конкурентный, сравнительный характер («я лучше тебя», «мы лучше них» и т.д.), что, среди прочего, создаёт для людей контекст недостаточности. Когда больше, всегда лучше, чем меньше, тогда при любых обстоятельствах то, что есть, — недостаточно. Если счастье является следствием результатов, то больше результатов = больше счастья.

 

На практике каждый из нас на своем месте рисует карту реальности и выступает в роли картографа, остающегося за пределами карты. Есть объекты, а субъекты сами себя оставляют за скобками.
 

Мы рассматриваем себя и мир вокруг репрезентативным образом, упуская из вида или, как минимум, не уделяя должного внимания тем возможностям, которые открываются только для нас, только в нашей ситуации и только в этом моменте. Это и приводит к серьёзным ограничениям внутри текущей парадигмы.
 

То, что в одних и тех же обстоятельствах разные люди чувствуют себя и действуют по-разному, на сегодняшний день объясняется их качествами. Такая трактовка происходящего приемлема для прошлого века, но незамеченным остается то, что она абсолютно неэффективна и не дает нам доступа к источнику действий, помещая нас в ловушку работы над собой (чтобы это не значило).
Закрепление за человеком роли объекта с качествами — это кардинально устаревший взгляд на природу человеческой бытийности. Гораздо более адекватным и современным является взгляд на человека в контексте качества и направленности его внимания — того, что он замечает вокруг себя, и того, чем мотивированы его действия. Именно такой способ рассмотрения себя и других лежит в основе новой парадигмы. Но прежде, чем мы перейдём к ней, полезно будет разобраться чуть глубже с вопросом «Я» и его интересами в рамках окружающей нас системы координат.

 

Мы привычно сбрасываем со счетов научные исследования, свидетельствующие об отсутствии чего-либо, что можно назвать «Я», которое бы существовало в отдельном от остального мира виде. Шаги, которые мы совершаем по направлению к результату, представляются нам следствием осознанных решений, принятых этим «Я» на основе наших же заявленных интересов. И это несмотря на то, что нейрологические исследования последних тридцати лет убедительно свидетельствуют, что любое действие генерируется мозгом ниже уровня осознания как потенциал готовности (особый вид нейронной активности) за несколько секунд до того, как мы осознаем свое намерение его осуществить.
 

Значит ли это, что у нас нет никакой свободы воли и за нас все «решает мозг»? Нет, не значит. Просто всё это устроено иначе, чем мы себе представляем. Но вместо того, чтобы попробовать разобраться в том, как это работает на самом деле, мы предпочитаем не обращать внимание на исчерпывающие научные доказательства и продолжаем использовать ошибочную концептуально-теоретическую модель результативности.
 

О «Я» можно говорить по разному – фокус внимания, лингвистическая конструкция, личность, эго, душа в конце концов, но ничего из перечисленного не живет по законам физического мира и не существует в таком виде, в котором о нем можно позаботиться как об объекте.
 

Следуя за интересами «Я»-объекта, сформированными в текущей парадигме, мы осуществляем действия, которые парадоксально не реализуют наши интересы и дают результаты, противоположные ожидаемым. Погоня за счастьем для концептуального «Я» наполняет нашу жизнь именно погоней, а не счастьем, делая цель недостижимой.
 

Воспринимая счастье как определенный набор внутренних ощущений, вызванных внешними обстоятельствами, мы занимаемся поиском рецепта действий, который приведет к созданию этих, или схожих с ними обстоятельств. Так продолжается из года в год, и незамеченным остаётся то, что либо инструкция не работает, либо обстоятельства, созданные в результате массы усилий, давно нас не радуют, а жизнь, проживаемая в поиске желаемых ощущений, не наполнена удовлетворением.
 

Большую часть своей жизни каждый из нас проводит в мире вымышленных концепций, которые подменяют собой реальность. Мы считаем, что окружающий нас мир существует «независимо от нас», и репрезентативная объективность выступает мерилом «настоящести». На самом же деле объективность – это функция согласия, а не истинности. Когда люди считали, что Земля – плоская, то объективно для всех она и была плоской, хотя «на самом деле» и тогда, и сейчас она остаётся круглой.

 

Согласие большинства делает любую концепцию объективной, при этом она может соответствовать реальному состоянию дел, а может и не соответствовать (не говоря о том, что из себя представляет «реальная реальность»). После того, как Коперник доказал, что земля имеет форму шара, ещё 300 лет ушло на то, чтобы убедить в этом жителей планеты.
 

До тех пор, пока каждый из нас воспринимает свою субъективную реальность с одной стороны, как объективную, а с другой — как единственную видимую всеми людьми вокруг, у нас нет интереса погружаться в субъективные реальности тех, кто рядом. Это очень сильно снижает уровень возможной результативности, так как мы не осознаем потребности в договоре с окружающими для придания чему бы то ни было объективности.
 

Все это не исключает появления отдельных людей, которые представляются в текущей парадигме особенными, сумевшими интуитивно вырваться из прочного круга устаревших концепций, достичь по-настоящему высокой фактической результативности и ощущения счастья и радости от проживания жизни. Их уникальность в нашем понимании и то, как мы объясняем источник их успеха, только подчеркивают ограниченность существующего подхода.
 

Любая парадигма сталкивается со сложностями, которые способна решить только следующая, но это не значит, что предыдущая была неверна. Одна эволюционно сменяет другую, снимает её ограничения, далее сталкивается со следующими – уже со своими. Таким образом, наш разговор сегодня не про «правильно» или «неправильно», что является основным вопросом репрезентативной парадигмы, а разговор о том, что каждый из нас видит, если смотрит на жизнь, на себя и на то, что важно, исходя из той или иной парадигмы.

Поделитесь в соцсетях

Подписаться на рассылку

Другие материалыВсе материалы